Стих «РАЗНОЦВЕТНАЯ СЕМЕЙКА»


Жил осьминог

Со своей осьминожкой,

И было у них

Осьминожков немножко.

Все они были

Разного цвета:

Первый — зеленый,

Второй — фиолетовый,

Третий — как зебра,

Весь полосатый,

Черные оба —

Четвертый и пятый,

Шестой — темно-синий

От носа до ножек,

Желтый-прежелтый —

Седьмой осьминожек,

Восьмой —

Словно спелая ягода,

Красный…

Словом, не дети,

А тюбики с краской.

Была у детишек

Плохая черта:

Они как хотели

Меняли цвета.

Синий в минуту

Мог стать золотистым,

Желтый — коричневым

Или пятнистым!

Ну, а двойняшки,

Четвертый и пятый,

Все норовили

Стать полосатыми,

Быть моряками

Мечтали двойняшки —

А кто же видал моряка

Без тельняшки?

Вымоет мама

Зеленого сына,

Смотрит —

А он не зеленый, а синий,

Синего мама

Еще не купала.

И начинается

Дело сначала.

Час его трут

О стиральную доску,

А он уже стал

Светло-серым в полоску.

Нет, он купаться

Нисколько не хочет,

Просто он голову

Маме морочит.

Папа с детьми

Обращается проще:

Сложит в авоську

И в ванне полощет.

С каждым возиться —

Не много ли чести?

Он за минуту

Их вымоет вместе.

Но однажды камбала

Маму в гости позвала,

Чтобы с ней на глубине

Поболтать наедине.

Мама рано поднялась,

Мама быстро собралась,

А папа за детишками

Остался наблюдать —

Их надо было разбудить,

Одеть,

Умыть,

И накормить,

И вывести гулять.

Только мама за порог —

Малыши с кроватей скок,

Стулья хвать,

Подушки хвать —

И давай воевать!

Долго сонный осьминог

Ничего понять не мог.

Желтый сын

Сидит в графине,

По буфету скачет синий,

А зеленый на люстре качается.

Ничего себе день начинается!

А близнецы, близнецы

Взяли ножницы

И иголкою острою

Парус шьют из простыни.

И только полосатый

Один сидит в сторонке

И что-то очень грустное

Играет на гребенке,

Он был спокойный самый.

На радость папы с мамой.

— Вот я вам сейчас задам! —

Крикнул папа малышам. —

Баловаться отучу!

Всех подряд поколочу!

Только как их отучить,

Если их не отличить?

Все стали полосатыми.

Ни в чем не виноватыми!

Пришла пора варить обед,

А мамы нет,

А мамы нет.

Ну а папа —

Вот беда! —

Не готовил никогда!

А впрочем, выход есть один.

И папа мчится в магазин:

— Я рыбий жир

Сейчас куплю

И ребятишек накормлю.

Им понравится еда!

Он ошибся, как всегда.

Ничто так не пугает мир,

Как всем известный

Рыбий жир.

Никто его не хочет пить —

Ни дети и ни взрослые,

И ребятишек накормить

Им, право же, не просто.

Полдня носился с ложками

Отец за осьминожками:

Кого ни разу не кормил,

В кого пятнадцать ложек влил!

Солнце греет

Пуще печки,

Папа дремлет

На крылечке.

А детишки-осьминожки

Что-то чертят на дорожке:

— Палка,

Палка,

Огуречик,

Вот и вышел человечек,

А теперь

Добавим ножек —

Получился осьминожек!

Тишина на дне морском.

Вот пробрался краб ползком.

Круглый, словно сковородка.

Скат проплыл, за ним треска.

Всюду крутится селедка,

Несоленая пока.

Словом, все теперь в порядке.

Но какой-то карапуз

Где-то раздобыл рогатку

И давай стрелять в медуз.

Папа изловил стрелка

И поколотил слегка.

А это был вовсе

Не папин сынок,

А просто соседский

Чужой осьминог.

И папа чужой

Говорит очень строго:

— Я своих маленьких

Пальцем не трогаю.

С вами теперь поквитаться хочу.

Дайте я вашего поколочу.

— Ладно, берите

Какого хотите,

Только не очень-то уж

Колотите.

Выбрал себе осьминог малыша

Взял и отшлепал его не спеша,

Только глядит —

А малыш темно-синий

Стал почему-то вдруг

Белым как иней.

И закричал тогда папа чужой:

— Батюшки-светы,

Да это же мой!

Значит, мы шлепали

Только моих.

Так что теперь

Вы должны мне двоих!

Ну, а в это время

Дети-осьминожки

Стайкою носились

За одной рыбешкой…

Налетели на порог

И запутались в клубок.

Папы стали синими,

Папы стали белыми:

— Что же натворили мы,

Что же мы наделали?

Перепутали детишек

И теперь не отличишь их!

Значит, как своих ушей

Не видать нам малышей!

— Вот что, —

Говорит сосед, —

Выхода другого нет!

Давайте мы их попросту

Разделим пополам:

Половину я возьму,

А половину — вам.

— УРА! УРА!

УРА! УРА! —

Если б не безделица:

Девятнадцать пополам,

Кажется, не делится.

Устали, измучились

Обе семейки

И рядышком сели

На длинной скамейке,

Ждут:

— Ну когда ж

Наши мамы вернутся?

Мамы-то в детях

Своих разберутся.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *