Сказка «ГОСПОЖА МЕТЕЛИЦА»


Было у одной вдовы две дочери, одна была красивая и работящая, а другая — уродливая и ленивая. Но мать больше любила уродливую и ленивую, а той приходилось исполнять всякую работу и быть в доме золушкой. Бедная девушка должна была каждый день сидеть на улице у колодца и прясть пряжу, да так много, что от работы у нее кровь выступала на пальцах. И вот случилось однажды, что все веретено залилось кровью. Тогда девушка нагнулась к колодцу, чтобы его обмыть, но веретено выскочило у нее из рук и упало в воду. Она заплакала, побежала к мачехе и рассказала ей про свое горе. Стала мачеха ее сильно бранить и была такою жестокой, что сказала: — Раз ты веретено уронила, то сумей его и назад достать. Вернулась девушка к колодцу и не знала, что ей теперь и делать, и вот прыгнула она с перепугу в колодец, чтоб достать веретено. И стало ей дурно, но когда она опять очнулась, то увидела, что находится на прекрасном лугу, и светит над ним солнце, и растут на нем тысячи разных цветов. Она пошла по лугу дальше и пришла к печи, и было в ней полным-полно хлеба, и хлеб кричал: — Ах, вытащи меня, вытащи, а не то я сгорю,— я давно уж испекся! Тогда она подошла и вытащила лопатой все хлебы один за другим. Пошла она дальше и пришла к дереву, и было на нем полным-полно яблок, и сказало ей дерево: — Ах, отряхни меня, отряхни, мои яблоки давно уж поспели! Она начала трясти дерево, и посыпались, словно дождь, яблоки наземь, и она трясла яблоню до тех пор, пока не осталось на ней ни одного яблока. Сложила она яблоки в кучу и пошла дальше. Пришла она к избушке и увидела в окошке старуху, и были у той такие большие зубы, что стало ей страшно, и она хотела было убежать. Но старуха крикнула ей вслед: — Милое дитятко, ты чего боишься! Оставайся у меня. Если ты будешь хорошо исполнять у меня в доме всякую работу, тебе будет хорошо. Только смотри, стели как следует мне постель и старательно взбивай перину, чтобы перья взлетали, и будет тогда во всем свете идти снег — госпожа Метелица. Так как старуха обошлась с нею ласково, то на сердце у девушки стало легче, и она согласилась остаться и поступить к госпоже Метелице в работницы. Она старалась во всем угождать старухе и всякий раз так сильно взбивала ей перину, что перья взлетали кругом, словно снежинки, и потому девушке жилось у нее хорошо, и она никогда не слыхала от нее дурного слова, а вареного и жареного каждый день было у ней вдосталь. Так прожила она некоторое время у госпожи Метелицы, да вдруг запечалилась и поначалу сама не знала, чего ей не хватает, но, наконец, она поняла, что тоскует по родному дому, и хотя ей было здесь в тысячу раз лучше, чем там, все же она стремилась домой. Наконец она сказала старухе: — Я истосковалась по родимому дому, и хотя мне так хорошо здесь под землей, но дольше оставаться я не могу, мне хочется вернуться наверх — к своим. Госпожа Метелица сказала: — Мне нравится, что тебя тянет домой, и так как ты мне хорошо и прилежно служила, то я сама провожу тебя туда. — Она взяла ее за руку и привела к большим воротам. Открылись ворота, и когда девушка оказалась под ними, вдруг пошел сильный золотой дождь, и все золото осталось на ней, так что вся она была сплошь покрыта золотом. — Это тебе за то, что ты так прилежно работала, — сказала госпожа Метелица и вернула ей также и веретено, упавшее в колодец. Вот закрылись за ней ворота, и очутилась девушка опять наверху, на земле, и совсем недалеко от дома своей мачехи. И только она вошла во двор, запел петух, он как раз сидел на колодце: Ку-ка-ре-ку! Наша девица златая тут как тут. И вошла она прямо в дом к мачехе, и оттого что была она вся золотом покрыта, ее приняли и мачеха и сводная сестра ласково. Рассказала девушка все, что с ней приключилось. Как услыхала мачеха о том, как достигла она такого большого богатства, захотелось ей добыть такого же счастья и для своей уродливой, ленивой дочери. И она посадила ее у колодца прясть пряжу, а чтоб веретено было у ней тоже в крови, девушка уколола себе палец, сунув руку в густой терновник, а потом кинула веретено в колодец, а сама прыгнула вслед за ним. Попала она, как и ее сестра, на прекрасный луг и пошла той же тропинкой дальше. Подошла она к печи, а хлеб опять как закричит: — Ах, вытащи меня, вытащи, а не то я сгорю, — я давно уж испекся! Но ленивица на это ответила: — Да что мне за охота пачкаться! — и пошла дальше. Подошла она вскоре к яблоне, и заговорила яблоня: — Ах, отряхни меня, отряхни, мои яблоки давно уж поспели! Но ответила она яблоне: — Еще чего захотела, ведь яблоко может упасть мне на голову! — и двинулась дальше. Когда она подошла к дому госпожи Метелицы, не было у ней никакого страха, — она ведь уже слыхала про ее большие зубы, — и тотчас нанялась к ней в работницы. В первый день она старалась, была в работе прилежная и слушалась госпожу Метелицу, когда та ей что поручала, — она всё думала о золоте, которое та ей подарит. Но на второй день стала она полениваться, на третий и того больше, а потом и вовсе не захотела вставать рано утром. Она не стлала госпоже Метелице постель как следует и не взбивала ей перины так, чтобы перья взлетали вверх. Это, наконец, госпоже Метелице надоело, и она отказала ей в работе. Ленивица очень этому обрадовалась, думая, что теперь-то и посыплется на нее золотой дождь. Госпожа Метелица повела ее тоже к воротам, но когда она стояла под ними, то вместо золота опрокинулся на нее полный котел смолы. — Это тебе в награду за твою работу, — сказала госпожа Метелица и закрыла за ней ворота. Вернулась ленивица домой вся в смоле, и как увидел ее петух, сидевший на колодце, так и запел: Ку-ка-ре-ку! Наша девушка грязнуха тут как тут. А смола на ней так на всю жизнь и осталась, и не смыть ее было до самой смерти.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *