Сказка «ДВЕ ДЕВИЦЫ»


Видали вы когда-нибудь «девицу», то есть то, что известно под именем «девицы» у мостовщиков
— инструмент для утрамбовывания мостовой? «Девица» вся деревянная, шире книзу, охвачена в подоле железными обручами, кверху же суживается, и сквозь талию у неё продета палка,
— концы её изображают руки «девицы».  На одном дворе, при складе строительных материалов, и стояли две такие «девицы» вместе с лопатами, саженями и тачками. Разговор шёл о том, что «девиц», по слухам, не будут больше звать «девицами», а «штемпелями»,
— это новое название самое де верное и подходящее для того инструмента, который мы исстари привыкли звать «девицей».  У нас, как известно, водятся так называемые «эмансипированные женщины», к ним принадлежат содержательницы пансионов, повивальные бабки, танцовщицы, что стоят по долгу службы на одной ноге, модистки и сиделки. К этому-то ряду «эмансипированных» примыкали и две «девицы». Они числились «девицами» министерства путей сообщения и ни за что в свете не хотели поступиться своим добрым старым именем, позволив назвать себя «штемпелями». 
— Девица
— имя человеческое!
— говорили они.
— А штемпель
— вещь! И мы не позволим называть себя вещью,
— это прямая брань! 
— Мой жених, пожалуй, ещё откажется от меня!
— сказала младшая, помолвленная с копром, большой машиной, что вбивает сваи и таким образом служит хоть и для более грубой, но однородной работы с «девицей».
— Он готов жениться на мне, как на девице, а пожелает ли он взять за себя штемпель
— ещё вопрос. Нет, я не согласна менять имя! 
— А я скорее дам себе обрубить обе руки!
— сказала старшая.  Тачка же была другого мнения, а тачка, ведь, не кто-нибудь! Она считала себя целою четвертью кареты,
— одно-то колесо у неё, ведь, было. 
— А я позволю себе заметить вам, что название «девица» довольно вульгарно и уж во всяком случае далеко не так изысканно, как штемпель. Ведь, штемпель
— та же печать. Назвавшись штемпелями, вы примкнёте к разряду государственных печатей! Разве это не почётно? Вспомните, что без государственной печати недействителен ни один закон. Нет, на вашем месте я бы отказалась от имени «девица». 
— Никогда! Я уж слишком стара для этого!
— сказала старшая. 
— Видно, вы ещё незнакомы с так называемою «европейскою необходимостью!»
— сказала почтенная старая сажень.
— Приходится иногда сократить себя, подчиниться требованиям времени и обстоятельствам. Если уж раз велено девицам зваться штемпелями, так и зовитесь! Нельзя всё мерить на свой аршин! 
— Нет, уж коль на то пошло, пусть лучше зовут меня «барышней»
— сказала младшая.
— «Барышня» всё же немножко отзывается девицей. 
— Ну, а я лучше дам изрубить себя в щепки!
— сказала старая девица.  Тут они отправились на работу, их повезли на тачке, обращались с ними, как видите, довольно таки деликатно, но звали их уже штемпелями! 
— Дев..!
— сказали они, ударившись о мостовую.
— Дев..!
— И чуть было не выговорили всего слова: «девица», да прикусили языки на половине,
— не стоит, дескать, вступать в пререкания. Но между собою они продолжали называть себя «девицами» и восхвалять доброе старое время, когда каждую вещь называли своим именем: коли ты девица, так и звали тебя девицей! Девицами обе они и остались,
— копёр, эта машинища, ведь, и в самом деле отказался от младшей, не захотел жениться на штемпеле!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *